Книга «Психоэнергетика эмоций. Искусство властвовать собой». Игорь Исаев

Книга “Психоэнергетика эмоций. Искусство властвовать собой” – это уникальное издание, последовательно развивающее тему управления личностью своими эмоциями, которое сочетает в себе научный подход, художественную увлекательность и прикладную эффективность.

Автор этой книги, по итогам 25-ти лет своих занятий психо-энергетическими практиками с немалым количеством людей, впервые открыл новый, «динамический и силовой» взгляд на природу эмоций и, самое главное, на источники их возникновения и техники управления эмоциональными состояниями.

Изучая и осмысливая результаты своей работы, автор углубился в особенности работы эмоций человека и начал изучать связанные с этим темы, в результате чего сделал для себя определенные выводы:
- эмоциональная жизнь и, особенно, источники и причины возникновения эмоций являются слаборазвитой стороной такой науки, как психология;
- в настоящее время нет работоспособных технологий и способов работы с эмоциями человека.

Именно в результате этого, как считает автор, депрессии и хроническая усталость, а также синдром эмоционального выгорания – стали типичными чертами жизни современного человека. Исходя из понимания необходимости поиска выхода из этого крайне непростого положения, автор решил написать эту книгу.

Цель этой книги и описанных в ней авторских методик – дать возможность каждому читателю освоить техники и способы управления эмоциями. Автор считает, что любой человек может научиться эффективно устранять отрицательные эмоции и негативные душевные состояния.

Ниже на данной странице с целью ознакомления представлены несколько глав этой книги. Чтобы приобрести полную версию этой книги, нажмите на ссылку:

Купить книгу “Психоэнергетика эмоций. Искусство властвовать собой” >>>
(полная версия)

Обратите внимание! На многих сайтах книги Игоря Исаева продают в составе электронных сборников или предлагают скачать без разрешения автора в урезанном варианте, содержащем лишь несколько глав. У нас Вы можете купить полные версии книг Игоря Исаева. Оформив заказ на этом сайте, вы купите товар непосредственно у автора.

* * *

«Человеку не избежать труда и
тревоги духовной борьбы, потому
что в этом и состоит достоинство
и богоподобие человеческого существа»

Семён Франк, русский философ

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ

ВВЕДЕНИЕ

Часть 1. СМЫСЛ ЭМОЦИЙ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭМОЦИЙ

СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ –

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

ТИПЫ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ И РАЗЛИЧНЫХ

ФОРМ ЧУВСТВЕННОЙ СФЕРЫ

ТРУДНОСТИ ОПИСАНИЯ ЭМОЦИЙ

Часть 2. МЕТАФИЗИКА ЭМОЦИЙ

ВВЕДЕНИЕ В СОВРЕМЕННУЮ МЕТАФИЗИКУ

МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ СОЗНАНИЯ И

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ЭНЕРГИИ ЧЕЛОВЕКА

МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА

МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ СХЕМА ПСИХИКИ

ЭВОЛЮЦИОННЫЙ СМЫСЛ ЭМОЦИЙ

ПОНЯТИЕ ВОЛИ, ЭНЕРГИЧНОСТИ

И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЁННОСТИ

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ДОМИНАНТЫ

ДИНАМИКА ВЛЕЧЕНИЙ И ПОТРЕБНОСТЕЙ

ПЕРЕХОД ОТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ «ЭНЕРГИЯ ВЛЕЧЕНИЙ»

К ПОНЯТИЮ «ПСИХИЧЕСКАЯ ЖИЗНЕННАЯ СИЛА»

Часть 3. ПСИХОЭНЕРГЕТИКА ЭМОЦИЙ

ПСИХОЭНЕРГЕТИКА ЭМОЦИЙ

ПАРАМЕТРЫ ЭМОЦИЙ.

ИХ ДИНАМИКА И ИЗМЕНЧИВОСТЬ

ДУХОВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ЭМОЦИЙ

УПРАВЛЕНИЕ ЭМОЦИЯМИ

Часть 4. ЖИЗНЬ ЭМОЦИЙ

ЭМОЦИИ В ЭКОНОМИКЕ И ФИНАНСАХ

ЭМОЦИИ КАК ФАКТОР ОРИЕНТАЦИИ И ВЫБОРА ПОТРЕБИТЕЛЯ

ЭМОЦИИ КАК ВОЗМОЖНОСТЬ УВЕЛИЧИТЬ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОТЬ ТРУДА И ПОВЫСИТЬ ЭФФЕКТИВНОСТЬ БИЗНЕСА

ПРОБЛЕМА ЛИДЕРСТВА И РОЛЬ В НЕЙ ЭМОЦИЙ

УПРАВЛЕНИЕ ФИНАНСАМИ И ЭМОЦИИ

СИНДРОМ ХРОНИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ

СВЯЗЬ ЭМОЦИЙ И ПАМЯТИ ЧЕЛОВЕКА

ВСЕВЛАСТИЕ ЭМОЦИЙ

ИГРОМАНИЯ

ОНИОМАНИЯ

КЛЕПТОМАНИЯ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

  *       *       *

В книге большое количество иллюстраций и схем, которые поясняют содержание текста.  В данных ознакомительных выдержках из книги иллюстрации не предусмотрены.

  *       *       *

 

ВВЕДЕНИЕ

Чувства – самая яркая часть нашей жизни.

Оноре де Бальзак

Эмоции – как много знакомого и близкого в этом слове для каждого человека. За звуком этого слова сразу возникают улыбающиеся лица близких и дорогих людей, яркие фигуры знаменитых актеров в выразительных сценах, немедленно выплывают великие персонажи прошлого в драматических ситуациях на переломе их судьбы или даже на смене целых исторических эпох. Появляются образы великих картин, звуки шедевров классической музыки и кадры лучших достижений мирового кино.

Эмоции практически ежесекундно наполняют каждого человека своим дыханием, подвигают на энергичные поступки, приводят к рождению великих произведений искусства, да и порой влияют на ход самой истории цивилизации. «Ничто великое в мире не совершалось без страстей» – так произнес однажды великий учёный Галилео Галилей. Наверное, такое сильное и во многом эмоциональное чувство как жажда несметных сокровищ и азарт обретения всё новых капиталов, стремление захвата и подчинения все больших богатых территорий двигали вперёд на освоение новых ещё неизведанных земель первопроходцев, авантюристов и колонизаторов. Страстная эмоциональная жажда безграничной власти и могучее желание подчинить своей воле все окружающие народы были первым импульсом всех великих завоевательных походов, началом строительства великих империй, как причиной разжигания множества больших и малых войн.

Без эмоций не было бы искусства, и гуманитарная культура великих цивилизаций была бы безгранично скуднее – ведь чувство красоты насквозь эмоционально. «Необычайные по силе чувства порождают высокие творения» – так выразил эту закономерность один из лучших французских романистов 19-го века Гюстав Флобер. Среди высоких примеров можно вспомнить лишь циклы сонетов великого поэта итальянского Возрождения Данте, посвященных гениальным стихотворцем своей рано умершей возлюбленной Беатриче, поиски души которой по кругам рая и ада он, затем, описал в своей знаменитой «Божественной комедии». И вообще – любовная поэтика, от древнейших форм фольклора, до современной лирики – это важнейшая и обширнейшая часть литературной культуры человечества. От античного мифа об Орфее и Эвридике, до иранской и очень популярной на всём Среднем Востоке легенды о любви Лейлы и Меджнуна, которая легла в основу одноимённой поэмы великого азербайджанского поэта Низами, и заканчивая крупнейшим средневековым французским произведением любовного эпоса под названием «Роман о Розе» (13 век).

Многие великие памятники мировой архитектуры обязаны своим появлением именно высокому накалу эмоциональных чувств – так, например, жемчужина индусской архитектуры мавзолей Тадж Махал, обязан своим появлением глубокой эмоции безутешного горя могущественного султана по рано умершей любимой жене. Из семи архитектурных чудес света древнего мира большая часть обязана своим появлением именно эмоционально – чувственному видению и пониманию человеком окружающей реальности. Великие египетские пирамиды были гигантскими погребально – религиозными комплексами, и не несли ни каких прагматических функций. Статуя Зевса Олимпийского и храм Артемиды Эфесской были культовыми сооружениями языческих религий Древней Греции. Колосс Родосский был скульптурой языческого бога – покровителя города, усыпальница царя Карии Мавсола (мавзолей) в Галикарнасе – была последним пристанищем блистательного царя и его жены, и это здание должно было обеспечить ему бессмертие. Висячие сады Вавилона – сады Семирамиды, были подарком вавилонского царя Навуходоносора своей молодой жене, принцессе Мидии, которая тосковала в жарком и пыльном Вавилоне по зеленым садам и лесам своей родины. И только одно из древних чудес света – александрийский маяк имел четкое и конструктивное деловое предназначение – был маяком, библиотекой и крепостью… Остальные же были продуктом эмоционально окрашенного взгляда человека на мир вокруг и стремления человека выразить свои чувства, надежды и чаяния в архитектурных формах. Вся религиозная культура с её величественной архитектурой больших и малых храмов всех времён и народов именно обязана своим появлением эмоциональной жизни человека, ибо религиозное чувство всегда есть малообъяснимая на языке рациональных понятий эмоция бездоказательной веры в нечто чудесное и сверхъестественное. Религия есть чувственная вера в нечто недоступное нашему уму и в непонятное трезвому рассудку, но досягаемое лишь для эмоций любви, надежды, трепета и благоговения перед высшими началами жизни.

Без эмоций не смогли бы возникнуть целые отрасли современной экономики, такие как промышленность по изготовлению и тиражированию модных вещей или индустрия кино, музыкальной продукции и развлечений, без эмоций наша цивилизация и наша культура были бы совершенно иными.

«Мыслю – значит существую» – эта великая формула, произнесённая создателем европейской науки Нового времени Рене Декартом в середине 16-го века, лишь описала желательное существование некоего идеализированного образца продуктивно мыслящего человеческого существа, ибо большинство людей прошлых эпох, да и наших современников не часто занимается выраженной и целенаправленной мыслительной деятельностью. Недаром ироничный Бернард Шоу как-то заметил: «Не многие думают чаще, чем два или три раза в год. Я добился мировой известности благодаря тому, что думаю раз или два в неделю…» .

Появление мысли, рождаемой высоким механизмом человеческой психики – логически действующим интеллектом, есть самое последнее и трудно реализуемое достижение эволюционного развития нашего разума, ему не более полутора десятков тысяч лет «от роду». Если согласится, что Бернард Шоу прав и человек мыслит не часто, а Декарт изложил формулу существования некоего «идеального человека», до положения которого нам ещё долго расти, то чем же тогда занимается человек, когда он не думает?

Ответ на этот вопрос будет таким: гораздо естественнее, легче и приятнее большинству людей всегда было находиться и действовать всей своей душой на ином, эволюционно более низком и простом уровне сознания – на уровне эмоций. Здесь можно вполне согласиться с размышлениями на эту тему замечательного советского психолога первой половины 20-го века Л. С. Выготского: «Мысль — не последняя инстанция. Сама мысль рождается не из другой мысли, а возникает из мотивирующей сферы нашего сознания, которая охватывает наши влечения и потребности, наши интересы и побуждения, наши аффекты и эмоции. За мыслью стоит эмоциональная и волевая тенденция. Только она может дать ответ на последнее «почему» в анализе мышления». А у советского исследователя эмоциональной сферы Б.И. Додонова в его книге “Эмоция как ценность” изложено развитие этой темы в таком положении: эмоции – это предформа мышления, выполняющие самые простые и жизненно необходимые функции.

Если к лозунгу Декарта, как к высшей, перспективной и желательной схеме реализации новых возможностей разума, добавить понимание неизбежности эмоциональной составляющей нашего

существа, тогда мы получим ёмкую формулу жизни нашей психики, описание формы действия человеческого сознания – «Эмоционирую – значит, существую, мыслю – уже по настоящему живу». Эта формула будет очень хорошо резонировать со смыслом высказывания классика древнеримской литературы Горация: «Видеть и чувствовать – это быть, размышлять – это уже жить».

Древний идеал благополучной и содержательной жизни римских простолюдинов (плебса), выраженный в лозунге «Хлеба и зрелищ» определяет важное и постоянное значение роли эмоций в жизни обычного человека. С одной стороны, чтобы полноценно и активно жить, человеку нужно подпитывать и поддерживать своё тело – это уровень пищи физической: это «хлеб», но и на уровне чувственно-эмоциональной наполненности, человек должен быть постоянно насыщен, «озвучен» или пропитан неким психо – эмоциональным фоном, наполнен неким объёмом чувственных впечатлений. Ведь без этого наполнения жизнь личности становится блеклой и бессмысленной, и подобное состояние для человека невыносимо. Жизнь не приемлет пустоты, она должна быть заполнена событиями и ощущениями. Как и здоровая физиологическая динамика обмена веществ, так и активная динамика обмена чувственно-психических энергий на уровне полноценных эмоциональных состояний и ощущений – это есть важнейший признак активной жизни, как человека, так и высших животных. Стремление человека к ярким и постоянно разным переживаниям эмоций прекрасно отражено в выразительном стихотворении Михаила Лермонтова:

Я жить хочу! хочу печали
Любви и счастию назло;
Они мой ум избаловали
И слишком сгладили чело.
Пора, пора насмешкам света
Прогнать спокойствия туман;
Что без страданий жизнь поэта?
И что без бури океан?
Он хочет жить ценою муки,
Ценой томительных забот.
Он покупает неба звуки
И даром славы не берёт.

Вообще именно сфера эмоций ответственна за обретение человеком такого высшего, фундаментального для него нефизического блага как счастье. Ибо счастье насквозь эмоционально и в нём содержится лишь маленькая толика прагматического разума и математического расчета в виде калькуляции необходимых сумм денег, числа роскошных автомобилей в гараже или модных платьев в гардеробной комнате, количества звёзд на погонах или срока в годах до выхода на пенсию.

Счастье – эта эмоция, которая возникает подчас вопреки общепринятым взглядам и объективным условиям окружающей реальности, которая может расцвести, не взирая на самую мало подходящую материальную обстановку. Стоит лишь вспомнить пословицу: «С милым рай и в шалаше», или прописную житейскую мудрость: «Не в деньгах счастье». Человечество давно старалось понять суть счастья, всегда стремилось вывести формулу счастливого эмоционального благополучия жизни. Но такая ускользающая материя как эмоция радости и счастья всегда трудно поддавалась для изучения рациональному уму ученых или математической оценке финансистов и бухгалтеров, поэтому эта неуловимая и мистическая сторона человеческой натуры всегда лучше открывала свои тайны художественному видению писателей и поэтов. Стоит лишь вспомнить набор замечательных и многочисленных формулировок определения счастья из романа Стругацких «Понедельник начинается в субботу», которые собирал бакалавр чёрной магии Магнус Фёдорович Редькин в своей диссертации « Материализация и линейная натурализация Белого Тезиса как аргумента достаточно произвольной функции не вполне представимого человеческого счастья». Среди многих определений были простейшие негативные определения: «Не в деньгах счастье», простейшие позитивные «Счастье – это когда тебя понимают», определения казуистические: «Счастье есть отсутствие несчастья», и парадоксальные: «Счастливее всех шуты, дураки, сущеглупые и нерадивые, ибо укоров совести они не знают, боязнью грядущих бедствий не терзаются, надеждой будущих благ не обольщаются», да и просто понятные любому определения – констатации – «Высшее удовлетворение, полное довольство, успех, удача». К этим определениям из замечательного, искрометно- сатирического романа братьев Стругацких можно добавить ещё несколько парадоксальных, но с разных сторон освещающих сложную природу счастья, определений: «Счастье – это хорошее здоровье и плохая память» (Ингрид Бергман, голливудская актриса) или: «Счастье – это не реальное состояние. Изначально обретение счастья приписывалось живыми мертвым; в наши дни счастье взрослыми приписывается детям, а детьми – взрослым» (Томас Зас, психоаналитик).

Современные психологи и социологи считают, что единых и чётких для большинства людей критериев счастья не существует. Каждый человек может быть счастлив по разной причине и поэтому сегодня гораздо больше счастливых людей можно встретить среди пестрого населения бедной Индии, чем, в случае их поиска в рядах экономически благополучного среднего класса Скандинавии… Тут абсолютно верны прекрасные слова Ивана Тургенева: Счастье, как здоровье, когда его не замечаешь, значит, оно есть. Так же совершенно безотказно срабатывает формула российского сатирика Михаила Задорнова – счастлив не тот, у кого много, а кому хватает… Правда, Задорнову удалось кратко сформулировать старую библейскую истину, чётко изложенную возвышенными словами Апостола Павла: «Ибо я научился быть довольным тем, что у меня есть. Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии» (послание к Филиппийцам; 4:11-12). Наверное, счастье – это внутреннее состояние, состояние души, базирующееся на внутренней удовлетворённости. А вот душа – это во многом эмоциональная категория, и внутренняя удовлетворённость – это тоже исключительно эмоциональное состояние. Поэтому и счастье заключено в эмоциональной составляющей человеческой жизни.

Наверное, проще всего понять, что такое счастье и приблизиться к нему людям – стойким приверженцам религиозных учений, так как в Великих Книгах мировых религий есть описания вполне чётких путей достижения состояния счастья на пути к главной религиозной цели – на пути постижения Бога. Вот как, например, это трактуется в Библии, в самой поэтически возвышенной её книге – Псалтыри: «Ты укажешь мне путь жизни: полнота радостей пред лицом Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек» (10:11), «А праведники да возвеселятся, да возрадуются пред Богом и восторжествуют в радости» (67:4), «Свет сияет на праведниках, и на правых сердцем – веселие и счастье» (96:11). Очень похожие состояния счастья описывает Коран: «Ищите милости Аллаха, и поминайте Аллаха часто, – может быть, вы будете счастливы!» (62:4).

Позитивное эмоциональное состояние счастья как высшая ценность и главное благо человеческой жизни лежало в основе самых разных социальных построений по рецептам счастливого будущего человечества от всех мечтателей и революционеров, пытавшихся преобразовать мир по некоему лучшему, идеальному образцу. «Мы считаем самоочевидной истину, что все люди созданы равными и наделены Творцом прирожденными и неотчуждаемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью»,— писал Томас Джеффер¬сон в американской «Декларации независимости» в конце 18-го века.

В этом коротком и основополагающем по содержанию отрывке из знаменитого социально-политического документа, четко видна восходящая иерархия потребностей человека.

1. Право на жизнь – чисто биологическая потребность, обеспечение физиологических возможностей самого процесса жизни. Но право на жизнь может гарантироваться и в тюрьме, и в трудовой колонии или в штрафном батальоне, где о полноценной и счастливой жизни с большой буквы, в её глубоком гуманистическом содержании речь идти не может.

2. Право на свободу — это ценное состояние потенциальной возможности реализовывать широкий круг своих стремлений и замыслов. Но свобода как высший социальный идеал и политическая цель никак не гарантирует удовлетворённость человека его внутренним состоянием, автоматически не приводит к ощущению счастья. В свободных и демократических странах сейчас огромное количество людей страдает от депрессий, перенапряжения сил в борьбе за материальный комфорт, или осознаёт невостребованность своих сил и возможностей окружающим социумом, ощущает тягостную бессмысленность своей жизни, не понимает и не принимает окружающий мир.

3. Право на стремление к счастью – предполагает возможность реализации личностью некоего своего высшего гуманитарного и творческого идеала: семейного, социального, культурно-художественного, научного или религиозного. Пути реализации своих высших гуманитарно-духовных идеалов у разных людей могут быть очень разными, но главное что их объединяет – они наполняют жизнь ощущением высшего смысла, пониманием ценности своих достижений и верности избранного жизненного пути. А эти состояния глубоко эмоциональны в своих переживаниях и приводят к ощущению высшей и наиболее ценной для человека эмоции – эмоциональному переживанию состояния счастья.

«Три страсти, простые, но необычайно сильные управляли моей жизнью: жажда любви, поиски знания и нестерпимая жалость к страданиям человечества» — в этом признании крупнейшего английского философа и математика 20-го века, лауреата Нобелевской премии Бер¬трана Рассела, также чётко обозначаются движущие человеком душевные силы. Истоки этих сил питаются мощными, но трудно объяснимыми с позиций интеллекта эмоциональными стремлениями, которые и составляют глубинную природу такой таинственной души любого человека.

Жизнь каждого человека заполнена эмоциями: эмоциями – побуждениями, эмоциями – реакциями, эмоциями – переживаниями. Высшая эмоция – побуждение, это эмоция любви во всех её проявлениях: от религиозной любви к Богу, социальной любви к своему народу и Родине, до глубоко личной и интимной любви к другому человеку, в своей реализации приводящая к высшей эмоции –реакции: счастью (при реализации любви) или к страданию и горю (при не реализации любви). Чувство любви – это тоже на 90 процентов трудно описываемая рациональным языком эмоция. Ведь холодным рассудочным языком практически невозможно описать, за что ты любишь самого дорогого тебе человека, Родину или Бога….

Но вот ощущая, что наша жизнь до краёв наполнена эмоциями обычный человек никак не умеет, а порой и не стремится ими управлять, а наука ещё не сумела подробно исследовать их природу. Если кто-то из психологов и пытался начать изучать сферу эмоций человека, то делалось это вполне бессистемно и малоудачно. Именно такое положение дел заставило одного из наиболее авторитетных психологов первой половины 20-го века – Е.Б. Титченера буквально заявить следующее: «психология чувства пока ещё в широких размерах есть психология личного мнения и убеждения». За прошедшие более чем полвека ситуация особенно не изменилась и во многих хрестоматиях по психологии отмечается, что проблема эмоций в современной общей психологии разработана существенно меньше, чем другие области психологического знания.

Теория эмоций лежит где-то на периферии интересов науки психологии, а практики или техники управления эмоциями в нашем обществе слабо разработаны и мало используются. Как будь-то человек и не стремиться управлять своей эмоциональной сферой и считает нормальным, когда эмоции управляют человеком. Хотя мудрецы и философы всех времён и народов призывали нас властвовать над страстями и управлять чувствами, пожалуй, эту мысль лучше всего и самым кратким образом выразил древнегреческий философ Эпиктет: Владей страстями, иначе страсти овладеют тобой!

Во многом эмоции – это непрерывное сканирование, подсознательное отслеживание окружающей реальности и постоянная, безостановочная оценка перспектив потенциальных угроз и удовольствий во всём объёме нашего сознания. Этот процесс идёт практически непрерывно и окрашивает все впечатления внешнего мира, как и воспоминаний о прежних таких впечатлениях по уровню их значимости и яркости в самые разные тона, которые и являются эмоциональным фоном, настроением, самоощущением и важнейшим признаком жизни. Жизнь как процесс невозможна без побуждений, определения приоритетов и ценностей, оценки угроз и опасений, поиска благ и удовольствий – все это как раз объём работы эмоций.

При всей важности роли эмоций в нашей жизни современная наука до сих пор не сумела разобраться в причинах возникновения эмоций, в механизмах генерации, нарастания и исчезновения эмоциональных состояний, как и не создала надежные и простые к применению техники управления эмоциональными энергиями и чувственными состояниями человека. Правда, науке психологии, которая занимается человеческой психикой, всего-то от силы 100 лет, с тех пор как она возникла. Это очень малый срок, чтобы проникнуть в тайны человеческой души и разобраться в тайных пружинах нашей психики. А отрасль специального изучения нашего предмета – психология эмоций ещё моложе. Вот что пишет в первой строке предисловия к своему капитальному и одному из самых развернутых трудов в этой области научных исследований: «Психология эмоций» (1991г.) американец Кэрролл Изард: «Психология эмоций как наука едва достигла своего совершеннолетия. Странно, что эта столь очевидно актуальная тема более века, то есть фактически весь срок существования психологии, оставались вне русла её развития… Однако до конца 80-х годов нашего столетия психология практически игнорировала эмоции. Мне могут возразить, что психология в первые сто лет развития являла собой вообще парадокс – науку, которая принципиально не обращается к сути вещей, которые изучает». Печальная констатация фактов, хотя эти промахи можно и списать на молодость этой науки и практическую беспредельность горизонтов её познания, ведь математике или астрономии уже более трёх тысяч лет, а они всё продолжают открывать тайны мироздания и конца этому пути не видно…

Наука в лице современно мыслящего, ищущего и познающего интеллекта еще не сумела познать природу эмоций даже в её небольшой части. В современном обществе, как в системах академического, так и не классического обучения, постоянно возникают методики и способы управления другой – ментальной сферой, областью рационально- познавательной, то есть создаются и пропагандируются способы укрепления памяти и концентрации внимания, развития возможностей к пониманию нового материала и усвоению больших объёмов новой информации. Но вот в области управления

эмоционально – чувственной сферой таких методик существует крайне мало и они далеко не совершенны.

Эмоциональная природа человека не терпит пустоты и поэтому, если в человеке нет мощного и устойчивого наполнения положительными эмоциями, то его чувственно – эмоциональная сфера будет наполняться иными, подчас противоположными по качественному содержанию чувствами и состояниями. Эту закономерность чётко ощущали многие выдающиеся умы человечества, и вот как о ней высказался Жан Жак Руссо, перефразируя древнее изречение философа Эпиктета: «Владей своими страстями, ибо они властвуют, если не подчиняются».

Эмоции при любой возможности, по древней эволюционной инерции стараются захватить власть в сознании человека, полностью заполнить его собой, и в отсутствии положительных чувств это будут негативные эмоции суетливости, подозрительности, ощущения смутной опасности или различных страстей, генерирующих вожделения и страсти, порождающих тягу к ярким переживаниям сомнительного происхождения. Именно поэтому в современном обществе огромное количество людей обременено такими тягостными психоэмоциональными состояниями как депрессии, ощущениями своей ненужности и невостребованности, состояниями «эмоционального выгорания» и синдромом хронической усталости. Эти душевные недуги, психоэмоциональные дисфункции, которые академическая медицина по недоразумению пытается лечить медикаментозными препаратами, охватывают все большее количество людей и не поддаются эффективной коррекции фармакологическими или физиотерапевтическими способами.

Великие религиозные традиции имели ясное представление о том, как в измотанной и задыхающейся от нехватки психической энергии и от переизбытка отрицательных эмоций психоэмоциональной сфере человека зарождаются душевные и телесные болезни. Например, Преподобный Исаак Сирин, величайший православный богослов и мистик VI века в своем глубочайшем по смыслу труде «Слова подвижнические» писал, что: «недуг души есть страсти, нечто случайное, прившедшее в естество души, и выводящее человека из собственного здравия» (5: 20), и далее: «без чистоты от страстей душа не врачуется от недугов греха и не приобретает славы, утраченной духовным преступлением» (5: 240).

То есть еще полторы тысячи лет назад передовым умам человечества было понятно, что душевные болезни – это психоэмоциональные дисгармонии и их необходимо, прежде всего, излечивать

наведением порядка в психоэмоциональной сфере и её гармонизацией, сонастройкой с лучшими эталонами работы. Но сейчас такого понимания в массовой медицине и психологи нет. Именно поэтому в современном человечестве лавинообразно нарастает количество психосоматических заболеваний и психологических дисгармоний.

Одним из таких выраженных отрицательных эмоциональных состояний является немотивированный страх. Примерная статистика распространения людских страхов выглядит так: 450 миллионов человек в мире на каком-то этапе жизни имеют нарушения психики, в Европе (в том числе и в России) — это каждый четвертый. Среди них паническими расстройствами страдают 4 миллиона человек, тревожными расстройствами и депрессиями — 100 миллионов. В России — 40% проходящих лечение в стационарах психоневрологического профиля имеют диагноз «фобический невроз». Ещё порция сухой статистики – в 2008 году от хронической депрессии в Великобритании страдало более двух миллионов человек, и по данным прогноза к 2020 году от этого душевного недуга в этой социально благополучной и экономически развитой стране будет страдать до 30 % трудоспособного населения. А синдром хронической усталости – это профессиональная болезнь управленцев высшего и среднего звена, вообще может выйти на первое место среди причин нетрудоспособности работников умственного труда в ближайшие десять лет.

Но кроме серьезных функциональных нарушений психо -эмоциональной сферы, которые хоть как-то претендуют на звание болезней, жизнь человека постоянно переполнена эмоционально – чувственными дисгармониями и неуправляемыми реакциями, которые серьезно нарушают благополучие нашего существования, а то и просто регулярно отравляют жизнь. Каждый из читателей может вспомнить десятки случаев из своего недавнего прошлого, когда он сам или окружающие его люди под давлением эмоций поступали таким образом, который позже, осознавался ими как ошибочный, нежелательный или излишне импульсивным.. Такое осознание всегда приходило несколько позже – когда эмоции успокаивались и центр управления человеком и оценки им ситуации опять перемещался в рассудочную, рациональную часть сознания. Кто-то на пустяшное и не обидное замечание ответил излишне резко, что тут же привело к серьезному конфликту, кто-то пошел на поводу у своей чувственной реакции в отношении оценки чужой, заведомо ученической работы и излишне едко отозвался о её уровне и это стало причиной острого по форме, но малозначительного по содержанию спора, на что ушло много времени и сил. Кто – то не смог сдержаться в нужный момент, кто-то не проявил в решающей ситуации силы воли и настойчивости, кто-то подался искушению, кто-то не сдержал азарта, а кто- то подался вспышке ревности….

Всюду вокруг нас тысячи ситуаций, межличностных контактов и столкновений, которые возбуждают наши эмоции, запускают в работу чувственные реакции, задевают или травмируют чувство нашего собственного «Я». Эмоции начинают импульсивно реагировать на все эти события, но вот управлять этими реакциями мы не умеем или даже не считаем нужным. Человек в таком случае превращается не в разумную персону, рационально и хладнокровно осмысливающую всё свои реакции на действия окружающего мира, прогнозирующую перспективы развития событий на будущее и управляющую собой и своими действиями с позиции рассудка, а в трудно предсказуемое существо, которым движут сиюминутные душевные порывы и слепые эмоциональные импульсы. Человек, в котором большую часть времени его жизни работает именно последний из описанных механизмов понимания себя и оценки окружающего мира, редко может достигать серьезных карьерных, социальных результатов или научно – творческих успехов. Он не сумеет ярко и достойно проявить себя в методичной научной деятельности или организационно – распорядительской сфере, даже в области искусства с его вечным поиском вдохновения и ярких выразительных форм, такое мечущееся внутреннее устройство не позволит долго и эффективно концентрироваться на творческих состояниях сознания.

Но не только во внешней деятельности личности – в социально-экономической жизни – мало управляемая эмоциональность и непредсказуемая импульсивность мешают достижению серьезных результатов. В нашей наиболее личной семейно – родственной сфере слепая импульсивность и кипучая эмоциональность также может сильно вредить и мешать главному, к чему стремиться большинство людей – доброму семейному счастью.

Вообще в течение жизни человек волей- неволей, самим ходом своей биографии учится необходимости управлять своими эмоциями. Маленькие дети по преимуществу живут своими эмоциями, и голос трезвого рассудка в них еще слаб. Именно поэтому они так яростно требуют удовлетворения своих капризов, так горько плачут и так искренне радуются и так звонко смеются. Сам процесс воспитания во многом есть процесс усмирения своей эмоциональной импульсивности и переход от оценки и прогнозирования окружающих событий и планирования своих действий, с точки зрения своей сиюминутной эгоистично -эмоциональной природы, на точку зрения устремлённого в перспективу рационального разума и, понимающего интересы и перспективы окружающего мира, рассудка. Именно поэтому по степени умения ребенка, подростка или молодого человека переходить с позиции эмоционального восприятия мира «хочу – не хочу» или «приятно – неприятно», на позиции рационального, рассудочного «нужно – ненужно» либо «полезно – вредно», и судят о степени его взросления, об уровне его воспитанности и социального возмужания.

Но даже наука о воспитании человека старается преодолеть детскую, эволюционно первичную, эмоциональную природу человека через простое создание доминанты важности и главенства коллективных, социальных мотивов жизни и деятельности над личными, индивидуальными целями и задачами. Педагогическая наука действует через воспитание осознания, работает через формирование доминанты в объёме мышления о коллективном благе семьи, коллектива, общества, нации и пр. Из понимания верховенства этого общего блага человек учится отодвигать свои эмоциональные импульсы в сторону и руководствоваться рассудочными мотивами. Но чаще ребёнок привыкает лишь не надолго отодвигать и на время зажимать в кулаке свои эмоциональные движения, и никак не учится эффективно и многообразно управлять ими. У кого-то это получается, а у кого-то нет. Кто-то понимает, что этому нужно учиться, а кому – то это невозможно объяснить или он просто не хочет этого делать – жить во власти эмоций ему проще и приятнее, чем под управлением разума. Именно поэтому педагогика является скорее не системной наукой и не оказывается набором четко выверенных и эффективно действующих технологий, а остаётся многие века в значительной степени тонко уловимым искусством и малообъяснимым для других творчеством…

Во всех подобных размышлениях, которым автор этой книги предавался не один год, он только укрепился в понимании, которое возникло у него ужё в юношеском возрасте, что эмоциями нужно и важно учиться управлять. Но прежде чем создать рациональные техники управления эмоциями, необходимо понять, чем и по каким принципами можно управлять. Отсюда появилась еще одна, стоящая по очерёдности перед первой задача – необходимость понять, а что такое эмоции, в чём заключается их природа, для чего они нужны человеку, как они появились в истории развития жизни и откуда они возникают в человеческом существе.

Необходимость обретения такого знания и создания техник управления чувственно – эмоциональными состояниями крайне актуальна еще и потому, что эмоциональная природа человека очень серьёзно влияет на его коммуникативные способности, как и на рассудочно – производительные возможности, а также творческие силы. Об огромной роли эмоций в жизни современного человека говорят и говорили многие передовые умы современности, так например Р. Липер (1904-1986), выдающийся специалист по теории личности, одним из первых заговоривший о важной роли эмоций в поведении людей: «Я не хочу сказать, что физиологические мотивы не являются важными в нашей жизни. Но основными нашими мотивами являются эмоциональные мотивы, особенно в настоящее время, когда, как говорит Маслоу, достигнут достаточный, уровень удовлетворения в пище, воде и физиологическом комфорте. В условиях современного общества человек является сильно мотивированным существом, причём этот факт обусловлен именно эмоциональными процессами».

По мнению многих проницательных философов и психологов, сам смысл человеческого существования имеет глубоко эмоциональную и чувственную природу: мы окружаем себя теми вещами, событиями и персонами, к которым имеем эмоциональное отношение, мы определяем этот выбор жизненного пути и условий своего существования именно по эмоциональным признакам. Жизнь без эмоций невозможна, она теряет свою красочность, наполненность и «вкусовое» содержание, именно поэтому люди так интуитивно тянутся к высокому и светлому состоянию эмоциональных переживаний в их лучших формах – дружбе, любви, счастью. Прекрасно отразил неприятие состояния без чувств и эмоций русский поэт начала 20-го века В. Ходасевич:

Я не знаю худшего мученья –
Как не знать мученья никогда,
Только в злейших муках – обновленье,
Лишь за мглой губительной звезда.

Эмоции ежедневно наполняют нашу жизнь смыслом и подчас движут нас к новому, и даже процесс познания может быть активно простимулирован правильно выбранным эмоциональным «оформлением». Передовые ученые утверждают, что научение через переживание, не менее, а может быть и более, важно, чем интеллектуальное накопление информации в виде «холодных» и рассудочных знаний. Как чётко заметил современный психоаналитик Шелдон Роут, автор книги «Психотерапия: искусство постигать природу»: История наших чувств формирует наш характер и определяет нашу судьбу.

Эмоции – это сама наша жизнь в её повседневном наполнении важнейшим смыслом, поэтому еще задолго до появления науки психологии познанием чувств, эмоций и страстей занимались как философы и мудрецы, так и поэты, драматурги и романисты. Неподражаемый Оноре де Бальзак высказался на эту тему таким образом: «Люди, которым мы обязаны великим поэмам, всегда изучали состояние умственной и душевной атмосферы общества». А Зигмунд Фрейд, человек которому современная психология обязана созданием учения о подсознании, так заявил в речи на праздновании своего семидесятилетия: «Поэты и философы открыли подсознание задолго до меня. Я лишь нашел научный метод изучения бессознательного», а потом добавил: «поэты, как всегда знают всё».

Именно поэтому на страницах этой книги мы постараемся разобраться в хитросплетениях теоретических схем и будем давать рациональное решение прикладных задач по управлению эмоциями, не только с позиций достижений современной психологии, но так же и опираясь на все огромное понимание чувственной и душевной природы человека, которое накопила гуманитарная культура и духовные учения великих традиционных цивилизаций, а так же классические искусство и литература. Мы с вами, любезный читатель, постараемся снять позор того ярлыка, который почти восемьдесят лет назад повесил на эту отрасль науки психологии замечательный русский психолог и педагог Лев Выготский, когда в последней главе своего “Учения об эмоциях в свете современной психоневрологии» назвал психологию эмоций «самой бесплодной и скучной из всех глав этой науки». Действительно, на протяжении всего 20-го века, наука практически не достигла серьёзных результатов в деле изучения эмоций и в области создания техник управления эмоциональной сферой, и это не смотря на то, что эмоции продолжают наполнять нашу жизнь потоками впечатлений, украшать интересами и вдохновлять увлечениями ежечасно от рождения и до смерти. По данным французских исследователей – психологов до 80 процентов французских телезрителей постоянно не могут выспаться, ибо у этих людей не хватает силы воли выключить телевизор до самого конца поздней телепередачи. Отдел писем телестудии завален посланиями: “Из-за этой дряни вы заставили нас сидеть до полуночи!”, “Сделайте хоть перерыв для ужина!”, “Ваша отвратительная передача отняла столько времени, а у меня масса срочной работы”. Казалось бы: передачу смотрят взрослые люди, и нет ничего проще, чем взять и нажать кнопку выключения телевизора. Но великое притяжение эмоций, заложенных в интересе и в сопереживании к происходящему действу в вымышленном мире телестудии, к вымыслу, нафантазированному сценаристом и режиссёром, а потом реализованному в студии актерами и телеведущими вдруг приобретает такую могучую силу. Силу, которая отодвигает на задний план другие интересы и серьёзные нужды – голод и необходимость выполнения рациональной работы, потребность выспаться или даже неотложно посетить туалет…

Вообще сила чувств и переживаний подчас обладает огромной силой. Известный французский исследователь техник и принципов гипноза и внушения рубежа 19-20 веков де Роша, сообщал о следующем случае: В одном из парижских лицеев служил надзиратель, который своим суровым и непререкаемым поведением вызывал огромную злобу и ненависть со стороны учащихся юношей. Студенты решили наказать его за это, сыграв злую и жестокую шутку: как-то заманили надзирателя в подсобное помещение и связали его, а тут же разыграли судилище «за его преступления». По результатам суда решили казнить надзирателя путем отсечения головы – и мастерски инсценировали сцену казни: уже была на готове плаха, топор и пр. Несчастного поставили на колени, сняли рубаху и заставили положить голову на чурбак, в завершение дела «палач» с силой шлепнул его туго скрученным мокрым полотенцем по шее. Когда после взрыва хохота злые шутники объявили, что дело закончено и дали свободу своей жертве, но тут оказалось, что надзиратель действительно умер во время «казни» от наплыва чувства страха и кошмарных впечатлений…

А вот, еще один выразительнейший случай работы эмоций – это факт массовой паники, начавшейся в 1938 году в США в связи с радиоспектаклем, в котором говорилось о вторжении марсиан на Землю…. Передача оказалась настолько хорошо сделанной и производила столь яркое впечатление, что около миллиона слушателей охватила страшная паника. Огромные массы людей по – настоящему впечатлились ярко заряженными эмоциональными образами в исполнении актеров и решили, что их вот –вот атакуют настоящие беспощадные и кровожадные марсиане! Очевидцы сообщают о зафиксированных многочисленных случаях самых настоящих панических эмоций, проявившейся в попытках бегства, в массовых молитвах о спасении, телефонных предупреждениях родных и знакомых об ужасной катастрофе, взывании о помощи и т. п.

Главным отличием позиции автора этой книги и содержания всего данного текста от многих иных книг на близкую тему заключается в том, что все смысловые построения данного трактата базируются на фундаменте метафизического мировоззрения. Эта идеологическая позиция в своем видении окружающей реальности, и интерпретации действующих в нём сил, резко противостоит мировоззрению материалистически ориентированного естественнонаучного натурализма, который составляет сейчас наиболее массовую и признанную в современном обществе тенденцию научной мысли.

Автор в своём тексте постарается уйти от излишнего наукообразия и академической сухости, но и не собирается впадать в излишнее упрощенчество и профанацию темы, что так характерно для огромного количества текстов по «популярной психологии». По замыслу автора настоящая книга должна значительно отличаться своей системностью изложения и строгим, логически выверенным смыслом содержания от обширного корпуса литературы популярного плана, суммарное содержание которых можно определить старым афоризмом: «всё, что в этой книге разумного – далеко не ново, а всё что в ней нового – далеко не разумно».

Но прежде чем знакомить читателя с теорией и практикой психоэнергетики эмоций, вытекающей из конструкции стройной метафизической модели человеческого существа, нужно исследовать то положение дел, которое создала в этой сфере академическая научная мысль.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭМОЦИЙ

История наших чувств формирует
наш характер и определяет нашу судьбу.

Шелдон Роут

Нужно смело сказать, что эмоциональная сфера занимает в жизни сознания большинства людей ведущее место. К проникновению в загадки эмоциональной сферы стремились многие мыслители и мудрецы. В античности эти исследования не были методичными и последовательными, но именно с трактата «О душе» великого мыслителя Древней Греции Аристотеля начинает отсчет своей традиции наука психология. Христианское учение о природе человека начинается с трактата «О душе» Квинта Септимия Тертуллиана (2 в) и открывается этот текст такими словами: «не от философов, а от Бога следует узнавать о душе».

В Новое Время родоначальники новой европейской мысли уделяли природе человеческих чувств и страстей не малое внимание. Стоит упомянуть лишь такие работы как «Страсти души» Декарта и «Этика» Спинозы, где третья часть обозначена как «О происхождении и природе аффектов».

Человеческое мышление даже у выдающихся интеллектуалов не ограничивается лишь рассудочной калькуляцией отвлеченно наблюдаемых фактов или синтезом – анализом схематических смыслов, не сводится к одним хладнокровным манипуляциям логикой умственных способностей. Реальная жизнь не знает беспристрастных состояний, она постоянно заполнена эмоциями, этими исключительно личностными, глубоко субъективными процессами, которые можно определить как индивидуально-субъективные переживания. Эти переживания придают смысл и значение человеческому существованию через глубоко интимные, внутренние и очень субъективные ощущения ценности, благоприятности или нежелательности, комфорта или опасности всего происходящего вокруг. Эмоциональные процессы заполняют всё человеческое существо, вовлекают в свои процессы и разум и тело. Льву Выгодскому принадлежат глубокие по смыслу слова: «Интересы человечества постоянно обращены в сторону жизни чувств. Счастье и несчастье человеческого существования находятся в зависимости от этой «психологии духа», этой проблемы жизненного значения человеческих страстей». Так же очень хорошо заметил советский учёный С. Рубинштейн (1889-1960) , что: «Чувства человека – это отношение его к миру, к тому, что он испытывает и делает, в форме непосредственного переживания. Эмоции выражают состояние субъекта и его отношение к объекту. Эмоция в себе самой заключает влечение, желание, стремление, направленное к предмету или от него…».

Хотя эмоции редко бывают «чистыми эмоциями», они всегда включают единство и смесь интеллектуального и эмоционального, разума и чувства, познания и переживания, все же они подчас довлеют над рассудочной сферой и подчиняют её своим интересам. Так, например, эмоциональное чувство, определяемое как жажда счастья и взаимопонимания с окружающими, лежат в основе всего планирования человеком всех своих жизненных действий и рациональный разум, получая цель и сформулированную задачу от эмоциональной сферы, принимается прокладывать пути к достижению этой чисто эмоционально очерченной цели.

Психологическая наука последнего времени и философия прошлых веков немало внимания уделяли различным чувственным состояниям и пытались систематизировать, изучать и осмысливать различные состояния эмоциональной сферы, однако эта работа всегда осложнялась трудностью самого выделения понятия «эмоциональных процессов» из общего объема событий психической жизни человека.

В солидном современном академическом издании–хрестоматии «Психология эмоций» её автор-составитель Витис Вилюнас с сожалением констатирует, что «самую большую путаницу в психологию эмоций вносит отсутствие признаков,, которые позволяли бы в первом приближении отличать эмоциональные явления от неэмоциональных….. Ф. Крюгер замечает: «едва ли найдутся два учебника, единогласные в том, где в нашем опыте происходит хотя бы приблизительная граница между эмоциональным и не эмоциональным. Что общего между собой имеют явления, называемые эмоциональными, при их непосредственном сопоставлении?».

До настоящего времени среди учёных нет единства ни в определении эмоций, ни в их классификации. И это неслучайно: различные формы и проявления эмоций могут иметь настолько много оттенков, что порой их очень трудно как-то собрать воедино. Так же нелегко ограничить эмоции и от близких к ним явлений. В попытках научной классификации сегодня можно встретить вполне различные рассуждения. Одни ученые считают, что эмоции – это реакции человека и животных на воздействие внутренних и внешних  раздражителей, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствительности и переживаний. Другие учёные склонны связывать эмоции с потребностями, третьи – стремятся их отождествить с инстинктами.

Обычно эмоцию определяют как особый вид психических процессов, которые выражают переживание человеком или животным его отношения к окружающему миру. Особенность эмоций состоит в том, что они в зависимости от потребностей субъекта непосредственно оценивают значимость действующих на индивид объектов и ситуаций. Эмоции выполняют функции связи между окружающей реальностью и потребностями.

Действительно, эмоции сильно зависят от потребностей и исследователи, которые связывают их вместе, во многом правы. Например, когда человек голоден, то вид и запах привлекательной пищи будет рождать в нём целый рой сильных, мотивирующих к действию эмоций желания и устремлённости, эдаких ярких вожделений. А вот когда этот же человек будет сыт и потребности в еде у него не будет, то эта же пища никак не будет у него рождать прежние эмоции.

Единственное, в чём сходятся все исследователи и ученые, состоит в том, что эмоции мгновенно охватывают весь организм и вовлекают в свою работу практически все системы тела и психики. Такая особенность эмоций, которая научным языком часто обозначается как интегративность, объединяет все функции человеческого существа в единый поведенческий акт.

Общепринято выделять три уровня, где себя проявляют и осознаются человеком эмоции:

а) чисто внутреннее, психическое или чувственное переживание или осознание эмоций;

б) процессы, происходящие в результате работы эмоций в физиологических системах: нервной, эндокринной, дыхательной, кровеносной, пищеварительной системах;

в) поддающиеся наблюдению выразительные комплексы эмоций, проявляющиеся в мимике, жестикуляции, в особой динамике движений или в позах тела;

Принципиальной трудностью для научного определения самого объекта исследований – то есть эмоций, их изучения или систематизации, оказывается то, что в современной психологии эмоций нет четкого определения понятия границ сферы таких исследований. То есть, в психологии нет полного понимания и описания того, что входит в понятие “эмоциональное явление” в отличие от явления не

эмоционального (когнитивного, рассудочного, интеллектуального и др.). Это всегда отчетливо наблюдалось в области исследований эмоциональных состояний, и всегда серьезно мешало развитию этой отрасли психологии.

Единственно, что всем давно было ясно – это то, что эмоциональные процессы и явления расположены на другом полюсе человеческой психики по отношению к рассудочным, интеллектуальным, познавательным (когнитивным) явлениям. Это противопоставление «аффект – интеллект» восходит к трудам Спинозы (17-й век), но заметно продвинуться в детализации и расшифровке подробностей этого противопоставления, современная наука за 400 лет своего развития так и не смогла.

Из немногих достижений последних 100 лет развития психологии стоит упомянуть стремление многих мыслителей примирить это противопоставление, так как, признавая существенное различие познавательных и эмоциональных психических явлений, было бы неверным утверждать их полную автономность, независимость друг от друга. Известно положение Льва Выготского о единстве “аффекта и интеллекта”, и даже мнение Владимира Ульянова- Ленина о том, что «без человеческих эмоций не может быть и человеческого познания».

Еще практически все специалисты в этой области сходятся в едином мнении в том, что эмоции являются приспособительным продуктом эволюции, что они есть эволюционно-обобщенные способы поведения в типичных ситуациях. В реализации эмоционального процесса организм может со спасительной быстротой отреагировать на значимое воздействие определенным психическим и физическим состоянием, сведя его, так сказать, к стандартному рефлекторному стереотипу, то есть мгновенно и однозначно определить, полезно или вредно для него данная ситуация или воздействие. Это мнение хорошо отражают слова Чарльза Дарвина: «эмоции – пережитки прошлого, либо продукты разложения инстинкта, дезорганизующие всякую человеческую деятельность, либо неотлучные спутники инстинктов». А вот слова на эту тему одного из заметных психологов прошлого – Макдауголла (1871-1938гг): «Эмоция как реакция чаще всего замещает обдумывание рефлексом и перемещает поведение в целом на более низкий уровень смысла». Такое положение продолжает развиваться и современными исследователями: «Эмоции – более древняя («первичная») форма отражения, чем в значительной степени более осознанные, опосредованные речью познавательные процессы, и их главное назначение – сигнализировать о пользе или вреде для организма того или иного явления. Эта оценка знака явления (положительного или отрицательного) является первичной. Экспериментально показано существование такой эмоциональной “первооценки”, или “первовидения”, которая предшествует более развернутой, логической, осознанной оценке» – Е. К. Артемьева (1980).

Согласно Конраду Лоренцу, эмоция представляет собой субъективный аспект реализации инстинктивного поведения.

Из этого единодушного видения эволюционного смысла эмоций как древнего приспособительного механизма реакций и оценок всеми исследователями, можно сделать четкий и однозначный вывод о том, что человек, руководствующийся в своей жизни преимущественно эмоциями, опускается к более примитивным, практически первобытным формам взаимосвязи с окружающим миром и социумом, он отказывается от главенства истинно человеческого, разумного начала в своём поведении.

* * *

Многие исследователи природы эмоций единодушны во мнении, что эмоции возникают сразу за актуализацией мотива и работают до момента его рациональной оценки разумом…

Термин эмоция произошёл от латинского слова “emoveo” – волную, потрясаю. За более чем столетнюю историю развития психологии многие авторитетные ученые давали определения эмоций – от самых коротких, до самых развёрнутых. Например, одно из самых кратких принадлежит К. Ланге (1834-1900): «эмоции – это душевные движения», правда Ланге тут практически повторяет положение, гораздо ранее выдвинутое Спинозой (17-й век), и согласие с этой формулировкой тут же приводит к появлению ещё более трудного вопроса – а что такое душа?

В ранних работах Зигмунда Фрейда высказывается мнение, что эмоция, или аффект: «Это единственная побудительная сила психической жизни», а в своих поздних трудах создатель психоанализа говорит, об аффектах, как о «интрапсихических факторах, пробуждающих фантазии и желания индивида». Вот вполне краткое современное определение, данное Вирджинией Квинн, доктором психологии Гарвардского университета: «Эмоция – выраженное отношение человека, к своим потребностям, их удовлетворению или неудовлетворению».

Вот определение одного из классиков советской психологической науки: «Эмоции — особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностя¬ми и мотивами. Эмоции выполняют функцию регулирования активности субъекта путем отражения значимости внешних и внутренних ситуаций для осуществления его жизнедеятельности» [Леонтьев, 1970, с. 553]. Самым общим определением эмоции можно считать следующее, которое дано в Советском энциклопедическом словаре (1981г.): «Эмоции – это реакции человека и животных на воздействие внутренних и внешних раздражителей, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствительности и переживаний».

Но общая неопределенность границ и рамок психологии эмоций, отразилось и на этом, достаточно общем и не чётком определении. Ведь действительно, реакции могут быть и физиологические, интеллектуальные, чувственные, даже подсознательные и часть из них не будут эмоциональными. Какие именно реакции есть эмоциональные? А в словаре просто указывается – реакции, без подробностей и разъяснений…

А вот определение, данное в “Психологическом словаре” (1983 г.): «Эмоции – это особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностями и мотивами, отражающих в форме непосредственного переживания (удовлетворения, радости, страха и т.д.) значимость действующих на индивида явлении и ситуации для осуществления его жизнедеятельности».

Данное определение можно подвергнуть той же критике, что и предыдущее – бессистемно и неконкретно – ссылка на «особый класс явлений» и «непосредственные переживания» ничего не объясняет и не раскрывает… Такой же недостаток можно найти в расширенном определении эмоций современного американского учёного Кэрролла Изарда в его капитальном труде «Психология эмоций». Там он дал такое определение: «Эмоция это нечто, что переживается как чувство, которое мотивирует, организует и направляет восприятие, мышление и действия». Основная характеристика эмоции – «это нечто»…

Наиболее новое и современное определение принадлежит Витису Вилюнасу, профессору МГУ, одному из немногих ныне активно действующих исследователей в этой области. Он вводит в набор характеристик эмоционального процесса элемент визуально создаваемого или отражаемого образа. Определение таково: «Эмоция – особое переживание субъектом отдельных элементов образа, придающая им целевую характеристику и побуждающие субъекта к решению задачи на уровне образа задачи о способе их достижения, а, в конечном счёте – к целенаправленной внешней деятельности. Эмоции – структурно и функционально вливаются в центральное образование психики».

Функция обозначения и изображения на «экране сознания» визуально возникающих образов разных целей личности и побуждения к ним выполняется непосредственно эмоциональными переживаниями. Именно эмоции являются теми психологическими переживаниями, которые окрашивают в ярком и насыщенном чувствами выразительном образе отображаемое содержание, как бы этим многократно усиливая значимость этого содержания для субъекта (функция оценки), и подвигая, побуждая его к организации и реализации соответствующей деятельности (функция побуждения). Эмоциональная жизнь психики нарушает равнозначность многочисленных событий, фактов и возможных целей перед субъектом, выделяя определённые из них. Это положение прекрасно иллюстрирует высказывание Франсуа Ларошфуко «Страсти – это единственные ораторы, доводы которых всегда убедительны».

*

Завершить ознакомительный экскурс по существующим системам взглядов на природу и смысл эмоций следует чисто философски – психологическим мнением Жан-Поля Сартра (1905-1980). Этот автор воспринимает эмоции как особый тип внутренних процессов, посредством которых человек умеет восстанавливать состояние психического равновесия, специфически формируя нужное и желаемое для себя видение действительности, но при этом не меняя саму действительность. Эмоциональное видение сравнивается у него с механизмом создания благоприятной иллюзии, описанном в известной басне Ивана Крылова о лисе и винограде. В случае, когда психика личности не в состоянии освободиться от желания получить желаемый результат, (в басне это виноград), то она идёт по пути ликвидации этого желания, приписывая в своём воображении объекту желания неблагоприятные свойства винограду ( в басне недоступный виноград объявляется кислым). Такие воображаемые и приписываемые черты заслоняют собой реальные свойства объекта. Эмоции в описании Сартра – что-то вроде истории патологического непринятия горькой и суровой правды бытия, посредством которой люди намеренно искажают своё видение реального мира из-за своих корыстных, эгоистичных или охранительных соображений.

Центральная составляющая его теории: существование эмоций связано с необходимостью людей видеть мир психологически в более приятном свете, чем это возможно в неприглядной реальности.

Вот взгляд на характер эмоции Ж-П Сартра из работы «Очерк теории эмоций»: «Эмоцию можно понять, только если в ней искать значение. …. Эмоция есть некоторый способ понимания мира…. Если эмоция – это игра, то игра, которой мы верим».

Например, полагает Сартр, эмоция любви присваивает своему субъекту изначально вожделенные свойства (которыми тот может и не обладать) и любит эту свою преимущественно вымышленную личность. В другом случае, эмоция гнева отождествляет со своим субъектом заведомо ненавидимые признаки. В своих исследованиях Сартр выделяет глубоко личные функции эмоций, очевидно расходясь в видении этих процессов с теми исследованиями, кто ищет эволюционный смысл эмоций животных и человека и сфокусирован на функциях чисто биологического выживания.

СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ – ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

Достигнув конца того, что следует знать, ты
окажешься в начале того, что следует чувствовать.

Д. Джебран.

Еще в 1912 году немецкий психолог Вильям Штерн предложил измерять интеллектуальные способности человека с помощью теперь уже широко известного коэффициента интеллекта – IQ. Спустя 83 года американец Даниел Гоулман произвел настоящий фурор, заявив широкой публике, что более важную роль, чем IQ, играет коэффициент EQ — эмоциональный показатель интеллекта, поскольку контроль над собственными эмоциями и способность правильно воспринимать чужие чувства характеризуют интеллект точнее, чем способность логически мыслить. Его книга «Emotional Intelligence» вышедшая в США в 1995 году произвела настоящий переворот в сознании многих людей. Согласно исследованиям Гоулмана для эффективности управленческой работы EQ имеет решающее значение — ее успех на 85% определяется этим коэффициентом и только на 15% он определяется с помощью уровня IQ человека.

Последние десятилетия двадцатого века принесли профессиональному психологическому сообществу осознание, что нужна не только понимание верного описания и общего осознания своей эмоциональной сферы, но и крайнюю важность умения понимать её и правильно использовать. Именно так возникло понятие эмоциональный интеллект.

За текущие годы после первых публикаций на эту тему термин emotional intelligence — эмоциональный интеллект — начал пользоваться всё возрастающей популярностью, но в науке по-прежнему не существует четкого определения этого понятия. Впервые обозначение EQ — emotional quotinent, коэффициент эмоциональности, по аналогии с IQ — коэффициентом интеллекта — ввел в 1985 году клинический физиолог Рувен Бар-Он. В 1990 году Джон Мэйер и Питер Саловей ввели понятие «эмоционального интеллекта». Но самую широкую популярность понятие эмоционального интеллекта приобрело благодаря Дэниэлу Гоулману. Как журналист, он сумел донести до общественности научную новинку, обсуждавшуюся до этого лишь в узком профессиональном сообществе, с помощью своих книг и статей на эту тему. Его книга «Emotional Intelligence» на данный момент только в США продана тиражом свыше 5 млн. экземпляров и переведена на большинство языков мира.

Сама концепция эмоционального интеллекта в той форме, в которой эта идея существует сейчас, выросла из понятия социального интеллекта, которое разрабатывалась такими авторами, как Эдуард Торндайк, Джой Гилфорд, Ганс Айзенк. В развитии когнитивной части науки психологии в определенный период времени слишком много внимания уделялось информационным, «компьютерообразным» моделям интеллекта, а чувственно –эмоциональная (аффективная), занимающая значительную часть осознания и побуждений человека, отошла на дальний план. Понятие социального интеллекта как раз и явилось звеном, связывающим воедино аффективную и когнитивную стороны процесса познания.

Следующей предпосылкой необходимости разработки понятия эмоционального интеллекта явилась гуманистическая психология. До этого господствующий в западной психологии бихевиоризм воспринимал человека лишь как биоробота с сотнями физиологических реакций, что низводило природу человека до некого машинообразного состояния очень сложного биологического автомата, и такое видение человеческой реальности естественно вызывало протест у интеллектуалов и гуманитариев. …После того, как Абрахам Маслоу в 50-х годах ввел понятие самоактуализации, в западной психологии случился «гуманистический бум», который породил серьезные интегральные исследования личности, объединяющие когнитивные и аффективные стороны человеческой природы.

Один из исследователей гуманистической волны Питер Салоуэй в 1990 году выпустил статью под названием «Эмоциональный интеллект», которая, по признанию большинства в профессиональном сообществе, стала первой публикацией на эту тему. Он писал, что последние несколько десятков лет представления и об интеллекте, и об эмоциях коренным образом изменились. Разум перестал восприниматься как некая идеальная субстанция, а эмоции – как естественный и недружественный оппонент интеллекта, и оба явления приобрели реальное значение в повседневной человеческой жизни. Как позже написал коллега Салоуэя – Девид Карузо, «очень важно понимать, что эмоциональный интеллект это не противоположность интеллекту, не триумф чувств над разумом, это уникальное пересечение обоих процессов».

Сегодня общее количество ученых и практиков, занимающееся исследованиями в области эмоционального интеллекта, огромно. Чтобы в этом убедиться, достаточно открыть любую книгу Гоулмана и посмотреть, сколько страниц в конце занимают ссылки на проведенные исследования иных авторов и исследователей. Сейчас в Интернете, по сведениям сайта EQToday можно найти 486 000 веб-страниц, посвященных этому явлению. Выпущены в свет тысячи книг и статей, многие уважаемые консалтинговые компании проводят тренинги по развитию эмоционального интеллекта, однако профессиональное психологическое сообщество всё ещё не может прийти к единому определению этого явления. Отсутствие общепризнанной точки зрения на эмоциональный интеллект приводит к тому, что каждый ученый, практикующий психолог, тренер, консультант транслирует свое собственное понимание вопроса, которое часто может не состыковываться с другими позициями.

*

Существует большое количество определений эмоционального интеллекта. Но, прежде будет уместным дать общее определение интеллекта вообще. При этом можно обнаружить, что слово «интеллект» (от лат. intellectus — разумение, понимание, постижение) не имеет однозначного определения, однако признано, что присущий каждому человеку уровень способности пользоваться мыслительными операциями — это одна из основополагающих характеристик интеллекта.

Есть и такое определение интеллекта — это система всех познавательных способностей индивида: ощущения, восприятия, памяти, представления, мышления, воображения. Общая способность к познанию и решению проблем, определяющая успешность любой деятельности и лежащая в основе других способностей. В такое определение интеллекта составной частью неплохо вписывается и концепция эмоционального интеллекта, как один из элементов общего интеллекта.

Приведём основные определения эмоционального интеллекта от ведущих исследователей этой темы.

Рувен Бар-Он, автор аббревиатуры «EQ», например, определяет эмоциональный интеллект как «набор некогнитивных способностей, компетенций и навыков, которые влияют на способность человека успешно справляться с вызовами и давлением внешней среды в различных жизненных ситуациях».

Салоуэй и его соавтор Джон Майер определяют эмоциональный интеллект как «способность воспринимать и понимать проявления личности, выражаемые в эмоциях, управлять эмоциями на основе интеллектуальных процессов». Другими словами, эмоциональный интеллект, по их мнению, включает в себя 4 части:

1) способность воспринимать или чувствовать эмоции (как свои собственные, так и другого человека);

2) способность направлять свои эмоции в помощь разуму;

3) способность понимать, что выражает та или иная эмоция;

4) способность управлять эмоциями;

Дэниэл Гоулман понимает эмоциональный интеллект как «способность осознавать свои эмоции и эмоции других, чтобы мотивировать себя и других и чтобы хорошо управлять эмоциями наедине с собой и при взаимодействии с другими, а так же использовать полученную информацию для реализации собственных целей».

Конкретная структура эмоционального интеллекта, по Гоулмену, включает возможности и навыки:

во-первых, понимание собственных эмоций, целей и результатов своего поведения, и вместе с тем понимание эмоций и поведения других людей;

во-вторых, умение регулировать свои эмоции и поведение и влиять на поведение других людей.

Итак, если обобщить все вышесказанное, получается, что люди с высоким уровнем эмоционального интеллекта хорошо понимают свои эмоции и чувства других людей, могут неким образом управлять своей эмоциональной сферой, и поэтому в обществе их поведение более адаптивно и они легче добиваются своих целей во взаимодействии с окружающими. Если подробно рассмотреть эти возможности и навыки, то очень хорошо будет обратиться к весьма подробной модели эмоционального интеллекта Саловея и Мейера

Согласно их взглядам он составляет совокупность четырех навыков:

Точность оценки и выражения эмоций. Это способность определить эмоции других людей по их физическому состоянию и мыслям, по внешнему виду и поведению. Также она включает в себя и способность точно выражать свои эмоции и потребности другим людям.

Использование эмоций в мыслительной деятельности. Это понимание того, как можно думать более эффективно, используя эмоции. Управляя эмоцией, человек может изменять свое восприятие, видеть мир под разным углом и более эффективно решать проблемы.

Понимание эмоций. Это умение определить источник эмоций, классифицировать эмоции, распознавать связи между словами и эмоциями, интерпретировать значения эмоций, касающихся взаимоотношений, понимать сложные (амбивалентные) чувства, осознавать переходы от одной эмоции к другой и возможное дальнейшее развитие эмоции.

Управление эмоциями. Это умение верно интерпретировать впечатления, которые несут эмоции, возможность активизировать свои эмоции или укрощать их в зависимости от необходимости или пользы; способность управлять своими и чужими эмоциями.

Принципиально важным новым моментом в этом подходе является то, что эмоциональный интеллект позволяет управлять своими эмоциями. В парадигме традиционной психологии возникновением эмоций управлять невозможно, поскольку этот процесс непосредственно связан с физиологией. Казалось бы, в этом случае и самими эмоциями управлять нельзя. Привлекательность гипотетического подхода, зашифрованного в самой идее эмоционального интеллекта, заключается в том, что управление эмоциями — это навык, который можно нарабатывать и развивать. Правда как это делать ни в каких трудах западных исследователей толком не излагается – ведь для этого надо научиться управлять подкорковыми структурами мозга, где эти эмоции, по мнению современной науки, и рождаются. А как управлять активностью миндалевидного тела своего мозга или всего его лимбического комплекса и подкорковыми импульсами– наука тут пока ничего серьёзного не может порекомендовать.

Тем не менее, к настоящему времени, в развитых странах мира существует активный интерес к тренинговым программам, которые предлагают реализацию на практике идей эмоционального интеллекта.

В сентябре 1997 года в США была организована ассоциация «6 секунд» (www.6seconds.org). Её главная задача – это обеспечение внедрения теоретических достижений из области эмоционального интеллекта в широкую социальную практику, а так же поддержать дальнейшие исследования в этом направлении. «6 секунд» проводят тренинги различной направленности и группы развития, чтобы улучшить эмоциональную обстановку в фирмах и корпорациях, в медицинских и образовательных учреждениях, а так же в семьях. Эта система трактует свое понимание прикладных форм эмоционального интеллекта, основанное на практике: «способность получить оптимальный результат в отношениях с собой и другими людьми». Вообще,

тренерское сообщество предпочитает говорить об эмоциональной компетентности, а не об эмоциональном интеллекте. Высокий эмоциональный интеллект сам по себе может и не являться надежным предвестником успешности в работе. Однако он служит предпосылкой и фундаментом для наработки и реализации компетенций, которые необходимы для успеха в этом деле.

Например, способность четко распознать, что чувствует другой человек, дает возможность развить такие компетенции как способность понимать других людей, а затем и влиять на них и более эффективно взаимодействовать с ними. Сходным образом, людям, которые лучше способны управлять своими эмоциями, легче развивать такие компетенции как инициативность и способность работать в стрессовой ситуации. Важно понимать, что именно анализ реальных эмоциональных компетенций, а не потенциальные свойства эмоционального интеллекта, необходим для прогноза успешности в работе.

*

Современная концепция «эмоционального интеллекта» своей сильной стороной считает необходимость управления эмоциями, но в книгах наиболее популярного автора этого направления современной психологи Дэниэла Гоулмана никаких практических рекомендаций и систем упражнений нет. Нет даже никаких приблизительных ссылок, на то, где эти системы можно поискать.

Но в мире уже достаточно долго и самостоятельно существуют без всякой связи с концепцией эмоционального интеллекта и его авторами несколько различных методик работы с эмоциями. Пожалуй, самая эффективная и приятная из них – это смехотерапия. Смех, как оказалось, очень серьезное явление, о нем даже создана особая наука – гелотология.

 

*         *          *

 

На этом текст книги, предложенный для  чтения на сайте,  завершен. Размещение этого текста в Сети без   разрешения автора – ЗАПРЕЩЕНО.

Автор книги – Исаев И.Ю.

Обратите внимание! На многих сайтах книги Игоря Исаева продают в составе электронных сборников или предлагают скачать без разрешения автора в урезанном варианте, содержащем лишь несколько глав. У нас Вы можете купить полные версии книг Игоря Исаева. Оформив заказ на этом сайте, вы купите товар непосредственно у автора.

Купить книгу “Психоэнергетика эмоций. Искусство властвовать собой” >>>
(полная версия)

Подпишитесь на статьи!
Бесплатная рассылка



Возможно, Вам это будет интересно:

✔ Современному человеку нужно иметь немалый запас жизненных сил, чтобы быть здоровым, успешным и творчески активным. Пополнить запас жизненных сил и всегда поддерживать его на высоком уровне Вы сможете с помощью энергопрактик, рассмотренных в книге “Энергопрактики йоги и цигуна”.

Дыхательные практики Игоря Исаева помогут Вам укрепить свое здоровье, гармонизировать психо-эмоциональную сферу, а также вывести энергоструктуру своего организма на высокий уровень производительности. Эти дыхательные техники подробно рассмотрены в книге “Лучшие дыхательные практики”.

✔ Уникальные оздоровительные технологии и методики омоложения организма, разработанные Игорем Исаевым и подробно описанные в его книге “Омоложение организма”, помогут Вам сохранить крепкое здоровье, ясный ум и хорошую память до глубокой старости. В этой книге представлен уникальный набор практик и инструментов восстановления и укрепления здоровья сразу на двух уровнях – физическом и психоэнергетическом.

✔ С помощью новаторских методик и правил здорового питания, Вы сможете выбрать для себя наиболее эффективный стиль питания, минимизировать количество потребляемой пищи, управлять аппетитом и чувством голода, а также привести пищеварительную систему в режим здорового и эффективного функционирования. Подробнее – в книге Игоря Исаева “Идеальное питание”.

НАВЕРХНАВЕРХ